Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:24 

13 - Глава Двенадцатая

Deus Alatus
Противоречий не бывает. Реальность не может противоречить сама себе. Если противоречие наблюдается, значит, какая-то часть реальности не является тем, чем кажется.
Один из Миров




Задание с которым ее отправили в один из еще не павших под натиском, явно активизировавшихся последнее время, апостат миров казалось Сорано удивительно легким.

Стая одичавших тварей напала и разорила одно из поселений, по неведомой причине вдруг покинув свои темные леса. Страшно для деревенский людей, вовсе не умеющих держать в руках меч и пустяковое дело для Стража Опакум. С этим мог справится кто угодно. Даже эти двое новобранцев, которых ей дали по ее мнению "в нагрузку".



Парни раздражали ее. Слишком шумные, слишком амбициозные, рвущиеся в бой при любой возможности. Одним словом совершенно неопытные воины, которые мешали гораздо больше нежели чем помогали. Она поняла это еще утром у портала, но, встретившись взглядом с Главой Опакум, самолично пришедшим проводить их в путь, все же решила не вступать в спор.

В голове у нее теснились невеселые мысли. Она уныло шагала по краю обрыва, отшвыривая ногой случайные камушка, усиленно делая вид, что высматривает что-то внизу.

Глава Фалсус пришел проводить их лично. Лично. Она повторила про себя эту мысль еще несколько раз. Это было настолько необычно, настолько неожиданно, настолько... неправильно.

Да, она всегда любила его. Всегда боготворила, всегда грезила о том что он будет чуть ближе, чем это позволяла реальность. Она многие столетия, да что там... с самого момента их встречи, все две тысячи лет... все это время она страдала от неразделенной любви, силе чувств которой никогда не могла противостоять. Из жизни в жизнь... один только взгляд на Главу Клана и чувство вспыхивало в груди задолго до того как возвращалась память. Оно было сильнее ее.

Но оно было ее. Она страдала, почти плакала и порой упивалась этим. Но внезапное признание вчера у нее в комнате в корне поменяло все. То о чем она мечтала, то что не могла представить себе даже в самом смелом сне... произошло. И принесло ей еще больше страданий. До сих пор, все две тысячи лет, Глава Фалсус ничем не показывал своего отношения, и Сорано считала, что если он ничего не говорит, значит и ничего не чувствует.

Теперь же ей было настолько больно, настолько искренне и нестерпимо больно за возлюбленного, что порой казалось что с глаз начнут капать слезы. Неразделенная любовь это ужасно. Но разделенная, но все же не имевшая право на существование — в сотни раз хуже.

Ничто не имело право отвлекать Главу Клана от исполнения его обязанностей. И никто.

Никаких пристрастий. Никаких личных взаимоотношений. Никаких чувств.

Это было жесткое правило Академии.

Только так они могли сражаться во всю силу. Только так у них хватало сил противостоять Тьме, что нападала на вверенные под их защиту миры. И никак иначе.

Уж лучше бы он ничего не говорил. Куда проще было считать что страдаешь в одиночку.



Тяжело вздохнув, девушка в изнеможении помассировала тонкими пальцами виски, пытаясь заставить себя отвлечься от терзающих ее мыслей.

Она отошла довольно далеко и неожиданно обнаружила, что стоит на самом краю обрыва, прямо рядом с границей темного леса. Рассеяно оглянувшись и не найдя в ближайшем поле зрения сопровождавших ее Стражей, она выругалась в голос и собиралась было уже пойти обратно, как шорох, доносившийся у нее из-за спины, прямо из густой чащи, заставил ее обернуться.



Она выхватила меч как раз когда от края обрыва отделилась большая черная тень. Звон стали рассек воздух.

Огромные крылья раскрылись, и непонятное чудовище, с виду напоминавшее летучую мышь переросток, бросилось на Стражницу. Зверь был слишком велик для обычно встречавшихся ей крылатых апостат и судя по тому как он ловко уворачивался от ее меча, достаточно умен для столь звероподобного, обычно не сильно разумного, монстра.

На мгновение Стражнице показалось, что позади нее, в лесу, мелькнула еще одна тень, но ее внимание тут же переключилось обратно на крылатого апостата с горящими глазами, пикирующего на нее.

Уворачиваясь от ударов когтистых лап и укусов крайне острых зубов, Сорано медленно отступала подальше от края обрыва. Неожиданно она споткнулась и упала на траву, больно ударившись головой. Меч со звоном откатился чуть в сторону.

Апостат стремительно наступал.

— „Ну и где же эти чертовы напарники, когда они так нужны?,” — в панике подумала девушка, пытаясь сообразить как ей спасти собственную жизнь.

Времени на заклинание, которое может хоть немного навредить этому огромному, больше нее раза в два, существу, не было. До меча было не дотянуться.

Неожиданно для себя, в момент когда когти апостата были уже совсем близко к ее горлу, рука стражницы сама вытянулась вперед, а прямо из ладони вырвался небольшой луч яркого золотого света, отбросивший существо на пару метров назад.

Не мешкая, она перекатилась в сторону меча и, крепко схватив рукоять, позволила силе захватить каждую клеточку своего тела. Лезвие полоснуло по гладкому тугому серо-синему пузу. Взревев от боли и бешенства, апостат с новой силой бросился на нее и внезапно опрокинул Стражницу на землю ударом крыла.

Чувствуя в себе непонятную, доселе неизвестную ей силу, Сорано перекатилась через голову и, вскочив на ноги, вновь взмахнула мечом. Ярко сверкнув в дневных солнечных лучах, острый клинок отрубил апостату пол крыла. На лицо девушки брызнула густая зеленая кровь. Но боль только подстегнула чудовище. Длинные клыки, с которых начала капать пена, оскалились. Апостат зарычал так громко, что девушке невольно захотелось зажать уши руками, чтобы не оглохнуть. В воздухе вновь мелькнули огромные когти.

И снова непонятная сила заполнила все тело Стражницы. Непонятная магия брала над ней верх, кажется даже не собираясь позволять себе сопротивляться. Вместо того чтобы отступить на более безопасное и не столь открытое место, она пригнулась, а потом, резко распрямившись и выпустив в глаза чудовища очередной яркий сгусток энергии прямо из своей ладони, вонзила меч в заросшую редкой шерстью грудь зверя. Резким движением повернув меч вокруг своей оси в ране, Стражница выдернула его и апостат рухнул, захлебываясь в предсмертном вое.



Не понимая что она делает, девушка вновь направила на него руку и уже почувствовала как тепло вновь сгущается вокруг ее ладони, готовое нанести удар, но осознала что в этом уже не было необходимости. Помедлив лишь мгновение, апостат завалился на спину, ломая крылья, несколько раз судорожно дернулся и затих.

Не успела девушка перевести дух, как из темноты леса донесся протяжный вой. Маленькая темная тень с удивительной быстротой, не обращая никакого внимания на Стражницу, скользнула к поверженному зверю и, раскинув маленькие, карикатурные крылышки, взобралась ему на грудь, уткнувшись мордочкой в шею.



Детеныш?



Сорано с трудом верила своим глазам.

Умирающий апостат сделал попытку накрыть детеныша уцелевшим крылом, но у него не хватило на это сил. Он медленно повернул голову, и захлебываясь кровью явно попытался что-то сказать.

В глазах зверя читалась боль и мольба. В этот момент его дыхание оборвалось.



Все было кончено. Маленький апостат вцепился в плечи убитого зверя и жалобно протяжно взвыл. Это не было похоже на крик или плач ребенка, но все же вызывало нестерпимую боль от ощущения чужого отчаяния.

Стражница стояла опустив меч не в силах шевельнуться, широко раскрытыми глазами смотря на маленького беспомощного и столь испуганного детеныша.

Апостаты не умели любить, не умели чувствовать. Апостаты это павшие создания, потерявшие человечность. Никакие эмоции не могут овладевать ими. Только жажда крови. И все. Это знал каждый Страж с первых дней пребывания в Академии. Именно поэтому их надо было безжалостно истреблять. Никакая дипломатия и попытки решить все мирно не могли подействовать.

Но что тогда было перед ее глазами? Что за существо кричало от боли, потеряв ближнего?



Неожиданно она резко вскинула меч и направила его на детеныша. Маленький апостат прикрыл голову дрожащими крыльями и шмыгнул в сторону, но не далеко. Даже страх не мог заставить его покинуть мать.

Яркий сгусток энергии в дребезги разбился о клинок.

Стражница недовольно повернулась в сторону опасности и суровым взглядом посмотрела на бегущих наперевес с мечами и заклинаниями Стражников, явно намеревавшихся расправиться с маленьким зверем.

— А ну прекратить немедленно! — крикнула она, отбрасывая юношей назад легким магическим заклинанием, — Не видите что ли, это ребенок!

Маленький апостат дрожал, глядя как сверкают мечи появившихся воинов. Не понимая что она делает, Сорано преградила им путь, загораживая детеныша собой.

— Маленький или большой, но это все равно монстр!, — уверенно выкрикнул один из них, не убирая меч, — Мы должны убивать всех апостат! Они бесчувственные твари!

— Бесчувственные твари не оплакивают свои потери, идиот!, — не сдержалась Стражница, — А это существо кричит от боли.

Стражники непонимающе переглянулись.

— Опустите мечи, кому сказала!, — она показательно выставила вторую руку вперед, давая понять что готова применить магию, — Я старшая в этом отряде и я вам приказываю! Мы уходим. Эта граница чиста. Существа напавшие на деревню появились с другой стороны.



Убедившись что юные Стражи поняли ее, Сорано убрала меч в ножны, глубоко вздохнула и, не оглядываясь, зашагала прочь обратно в сторону деревни. В спину ей неслись душераздирающие крики малыша, вновь начавшего оплакивать мать.



Она не могла позволить его убить. Просто не могла. Она клялась что будет применять силу для борьбы с нечеловеческим, но это существо явно не подходило под это определение. О том почему, она решила подумать попозже.

— Вы двое идите по верхней тропинке, а я пойду здесь — со вздохом сказала она, посмотрев на совершенно кислые лица плетущихся за ней Стражей, — Обе тропы сходятся в километре дальше, сразу вон за тем небольшим холмом. И смотрите по сторонам внимательно.

Сорано нестерпимо хотелось остаться одной. Хоть ненадолго.



Крики маленького апостата за спиной постепенно стихали. Пройдя несколько сотен метров и удостоверившись что юные Стражы пошли куда она велела, Сорано опустилась на землю, чтобы наконец перевести дух. Мертвый апостат, лежавший на покрытой зеленью полянке, прямо на границе с темным лесом, все еще был отчетливо виден. Большое темное пятно. А рядом пятнышко поменьше. Оно мельтешило вокруг апостата, как умалишенное и кричало. Плач был еле слышен, но все равно раздирал ее сердце на части.



Уголком глаза Сорано уловила какое-то движение в глубине обрыва. Где-то в тени мелькнули два крылатых силуэта. Еще два подобных апостата. Немного покружив в воздухе они стали постепенно подниматься.

Стражница улыбнулась. Вероятно они заметили брошенного детеныша и теперь хотят ему помочь. Это рушило все ее представления о безнравственности и бесчеловечности этих монстров, лишало привычной почвы под ногами, но в данный конкретный момент все равно безгранично радовало. Детеныш не останется один. И может быть потом, в будущем ей еще и придется самолично убить его, но сейчас ее совесть будет числа.

Только звери убивают беззащитных детей. А она точно не хотела быть зверем. И этим двум идиотам, слава Богу, тоже ими стать не дала.



Детеныш неожиданно примолк. Апостаты приземлились прямо на полянке и, не складывая крыльев, осторожно двинулись к мертвому собрату.

Сорано уже поднялась на ноги и собралась уходить, когда жалобный визг детеныша озарил все вокруг. Апостаты вовсе не собирались помогать ему. Как такое вообще могло прийти в ее голову? Они собирались съесть его!

Как и положено в животном мире. Дикие звери часто так делают. Так устроена природа — выживает сильнейший. И не всегда виной бесчувственность. По сути, если подумать, люди, чью человечность все Стражи так оберегали, тоже часто так поступают, хоть и в более иносказательном смысле.

Не успев толком осознать что делает, Стражница уже бежала в сторону поляны. Испуганные крики малыша и жадное рычание взрослых апостат гнали ее с невероятной скоростью вперед.

Непонятная сила, вместе с гневом, вновь поднималась изнутри девушки. Не успев толком приблизиться к чудовищам, она вновь выпустила рукой поток яркого света, оттолкнувший существ на несколько метров назад. В долю секунды она оказалось рядом с детенышем, закрывая его собой.



Апостаты немного отступили. Они старались окружить Стражницу, размахивая при этом когтистыми лапами и клацали в воздухе зубами. Один из них вновь потянулся за малышом, но тут же получил острым клинком по запястью.

Ситуация накалялась. Сорано никак не могла придумать как защитить и себя, и детеныша одновременно. Апостаты были слишком большими. Отмахиваясь от постоянных нападок их когтей, она уже сотню раз успела проклясть себя за безрассудность, но отступать все равно было некуда. Ах, если бы она только умела предвидеть последствия! Если бы знала что окажется в таком малоприятном положении... бросилась бы она спасать ребенка монстра?

— Бросилась бы, — неожиданно для себя сказала она вслух, отвечая на собственные мысли, — Еще как бросилась бы!

Гнев внутри Стражницы закипел с новой силой. С удивительной выносливостью она размахивала мечом, отгоняя в сторону апостат. Однако долго такое продолжаться не могло.



Один из крылатых монстров сделал резкий выпад вперед и Стражница повалилась с ног, придавливая своим телом детеныша к земле. Поняв что ничего не может сделать, она инстинктивно прикрыла лицо рукой и, зажмурившись, приготовилась ощутить удар мощных перепончатых крыльев.

Но ничего не произошло. Открыв глаза, девушка обнаружила себя в самом центре золотого сияния, ослеплявшего своей яркостью. Нападавшие на нее монстры превратились в горстки серой пыли, испачкавшей ее сапоги. Постепенно сияние угасло и через пару десятков секунд от него не осталось и следа.

Убедившись что опасность миновала, Сорано, окончательно запутавшись в происходящем вокруг, все же убрала свой меч в ножны и, тяжело дыша, уселась на небольшой камень. Что она только что сделала? С какой стати рисковала жизнью из-за пустяка. Хорошо, не из-за пустяка, но из-за вражеского дитя. И кто помог ей?



Маленький апостат стоял в луже крови собственной матери. Крылья его опустились, он весь как-то сгорбился, маленькие уши с кисточками обвисли, плечи подрагивали в безутешных рыданиях. Грустными, полными боли глазами, он смотрел на Стражницу. Наконец он нерешительно шагнул к ней. С удивлением Сорано поняла что его мордочка была мокрой от слез. Еще мгновение маленький апостат смотрел на нее, а потом с жалобным криком бросился вперед и, вцепившись в порядком потрепанную одежду Стражницы, тонкими лапками-крыльями обхватил ее ногу.

Она не впервые видела существо в таком горе, но определенно в первый раз за всю жизнь это был ее якобы бесчувственный враг. До конца не понимая что делает, Сорано нежно погладила шерстку на голове этого создания, пытаясь хоть немного унять ту боль, что толкнула его за утешением к человеку, убившему его мать.

— Я не понимаю, — одними губами прошептала девушка, чувствуя как собственные слезы потекли у нее по щекам, — Это все так неправильно.



Стражница просидела в таком оцепенении несколько десятков минут, все так же машинально поглаживая маленького детеныша по голове.

Неожиданно резкая боль, бравшая начало где-то в районе затылка, разлилась по всему ее телу, практически парализуя девушку. Боль острыми магическими коготками царапала ее прямо под кожей, впивалась зубками в мышцы и заставляла невольно сдавленно кричать.

— О, прекрасная Стражница Вентус... Какая неожиданная удача.

Знакомый и столь ненавистный ей голос Павшего Лацеро пронзил пространство. С трудом подняв глаза и машинально отодвигая детеныша апостата себе за спину, Стражница встретилась с пристальным издевающимся огненным взором его горящих глаз.

— Как самочувствие?, — криво улыбнулся демон, явно наслаждаясь как девушка подрагивает от неунимавшейся боли , — Ничего не беспокоит?

— Да что б ты сдох, сволочь! — с трудом она обнажила меч, стараясь как можно крепче держать его за рукоять.

— Ой, я сражен наповал, — Лацеро прижал руку к самому сердцу, — Все такая же смелая, отважная и, — он вдохнул полной грудью, изображая полнейшую очарованность ее персоной, — Такая же тупая, Стражница Света!, — молниеносным движением он ударил девушку по лицу, так что та отлетела в сторону на пару метров, — Что такое, девочка? Не успела взбодриться с утра, что спишь на ходу?, — быстрым шагом он приблизился к корчащейся от боли Сорано, со всей силы пнув ее ногой в живот, — Где же твое хваленое „я убью тебя, демоническое отродье”?, — схватив ее крепко за волосы, Лацеро оторвал девушку от земли, — Силенок не достаточно, деточка?

Боль все нарастала и нарастала, казалось собираясь разорвать ее тело в мелкие клочья. Она лишала возможности думать, застилала глаза непроглядной пеленой и сковывала все движения. Осознав что не в силах больше ничего поделать, Сорано закрыла глаза, готовясь принять неизбежную смерть.



— Лацеро!, — звонкий голос донесся откуда-то из глубины леса, — Эта девушка нужна нам... живой. Немедленно отпусти ее!

Медленно из зарослей вышел высокий черноволосый юноша. За ним следовала вторая непропорционально вытянутая фигура, которая однако предпочла полностью не показываться на свет.

— Я кому сказал, немедленно отпусти ее!, — властно повторил незнакомец голосом, который не допускал непослушания.

— С какой такой стати?, — Лацеро скептично посмотрел на появившегося незнакомца, — Ты кто вообще такой?

Казалось юноша слегка опешил. Видимо он ожидал чего угодно, но точно не такого вопроса. Он сделал еще один шаг вперед полностью выходя на свет и выжидательно замер, внимательно смотря на демона.

Хоть ей и было видно все сквозь пелену нестерпимой боли, Сорано все же готова была поклясться, что тот ждал, что его узнают. Был уверен в этом.

— Так я повторяю свой вопрос. Ты кто такой что смеешь указывать мне, великому Лацеро!? — демон показательно выставил в сторону юноши свою покрытую татуировками руку, явно намекая что готов применить силу.

— Кто ты?, — неожиданно спокойным голосом вдруг спросил тот, слегка наклонив голову. Угроза демона явно не возымела никакого эффекта.

— Я?, — демон громко рассмеялся, — Я великий и всемогущий демон Темного Мира, верный слуга Хозяина Ларвы!

— Правда?, — все тем же спокойным голосом поинтересовался незнакомец, — Хорошо уверен? А тот тот Лацеро, который служит мне и которым ты тут как бы притворяешься, вряд ли позволил бы себе так со мной говорить, — золотые глаза черноволосого юноши сверкнули, — Что-то подсказывает мне что ты жалкий самозванец. Отпусти девушку, пока я не сделал тебе очень больно, — в его голосе не было никакой угрозы, только сухая констатация факта.

Очередной приступ острой боли жестким ударом обрушился на Сорано. Тело девушки, все еще удерживаемое демоном в воздухе, непроизвольно конвульсивно вздрогнуло, покрываясь испариной.

Черноволосый юноша вздохнул. Легким взмахом руки он откинул Лацеро на пару десятков метров в сторону, плотно пригвоздив его тело магией к земле, так что тот не мог даже шевелиться. В тот же миг сильные руки аккуратно подхватили тело девушки, не дав ей упасть.

Раскрывшиеся от ужаса глаза Сорано смотрели прямо ему в глаза. Превознемогая сильнейшую боль, продолжавшую раздирать все ее тело, девушка с упорством тянулась к своему мечу.

— Не трогай меня, не прикасайся ко мне! — с ужасом шептала она, глядя в золотые глаза, пристально изучавшие ее лицо, — Ты! Исчадье..., — очередной приступ острой боли сдавил ее грудную клетку, лишая девушку возможности дышать.

Устало вздохнув, юноша приложил ладонь к ее лбу и боль полностью отступила. Тут же отпустив девушку он отошел на пару шагов назад.

— До того как ты начнешь грозить мне неминуемой смертью от твоего меча и обзывать всеми известными проклятьями, — он скептично посмотрел на тут же вскочившую на ноги Стражницу, — Хочу заметить что Ядовитая Печать все еще находится где-то на твоем теле. Я просто заблокировал ее магию, — он с легкостью увернулся от тут же последовавшего в ее сторону выпада, — И честно слово, мне не хотелось бы снова выпускать эту боль, чтобы ты остановилась хоть на секунду и мы могли поговорить.

— У меня не может быть никаких разговоров с тобой, Ларва! — не жалея сил девушка нападала вновь и вновь. Грустно смотря на нее юноша продолжал уворачиваться, — Я убью тебя!

— Слушай, а с чего ты вообще взяла что я Ларва?, — он нахмурился и с легкостью перехватил ее клинок прямо в воздухе, сжав мертвой хваткой лезвие. Раздраженно посмотрев ее в глаза, он с легкостью дернул рукой и меч Стражницы отлетел в сторону, — Что бы ты наконец успокоилась, хочу заметить что твое оружие не может причинить мне вреда, — он показательно протянул ей ладонь, на которой не осталось ни одного следа от клинка, — Так что давай уже прекращай этот цирк и выслушай меня наконец.

Из тени леса послышался явно с трудом сдерживаемый смех, со стороны больше похожий на веселое похрюкивание. Юноша недовольно обернулся и сурово посмотрел на смеющегося.

— Прости, хозяин, не сдержался, — тот виновато развел руками, явно оправдываясь.

— Так с чего ты взяла что я Ларва?, — черноволосый незнакомец вновь повернулся к Сорано, закончившей к тому времени читать заклинание. Сильный вихрь ветра полетел прямо в его направлении, но растаял в воздухе, даже и близко не достигнув цели. Юноша вздохнул, — Упорная. Впрочем, это даже похвально. Но все равно не работает. Так ты ответишь на вопрос?

Сорано растеряно посмотрела в сторону Лацеро, все так же распростертого на земле и вновь вернулась взглядом к черноволосому незнакомцу.

— А, ну понятно, — незнакомец взмахнул руками, — Этот идиот сказал что служил Ларве, я сказал что он не тот за кого себя выдает, потому что если бы был им, то признал бы во мне того кому подчиняется и ты сделала вывод что я Ларва. Ох уж эти предрассудки!

Не обращая внимания на еще больше оторопевшую девушку, он подошел к демону и легким движением сорвал с рубашки на его груди что-то маленькое и малозаметное. В ту же секунду иллюзия рассеялась и вместо Лацеро на земле оказался один из Стражей, посланных вместе с Сорано на задание.

— А теперь давай мыслить логически. Если самозванец с чего-то решил что тот кого он изображает прислуживает Ларве, а я сказал что он прислуживает на самом то деле мне, точно ли во всех вариантах я получаюсь им самым Великим?, — незнакомец устрашающе закатил глаза и тут же грозно сверкнул взглядом в сторону фигуры, снова начавшей похихикивать в тени леса, — Честно говоря, совершенно не значит. Ты уж прости меня что я сам на свои вопросы отвечаю, но что-то ты выглядишь настолько шокированной, что я боюсь твоего придется ждать очень долго. Так что насчет Ядовитой Печати? Дашь ее поискать и снять, или предпочтешь бережно носить сей редкий подарок?

— Сначала скажи кто ты такой, — уже не сильно уверенная в своей решительности, девушка по привычке выставила перед собой снова подобранный меч, тут же вспомнив что он все равно не является препятствием и оттого почувствовав себя вдвойне глупо.

— Вот это, кстати, уже куда более плавильный ход диалога, — юноша улыбнулся, — Меня зовут Вейн, а там в тени прячется мой хороший друг Артис. Ты с ним, кстати, уже знакома. Вы виделись во сне.

— Артис?, — тихо повторила Сорано, — Сонник?

— Ну, если тебе удобно считать что он именно ... вот это вот что ты только что назвала, то пусть будет так, но вообще Артис древнее и очень мудрое существо. Возможно когда-нибудь он даже признается тебе кто он есть. Это уж ему решать.

— Вы не собираетесь убивать меня?, — все так же шепотом произнесла девушка

— Вы исключительно проницательны, о прекрасная девушка. И раз уж Вы все равно это поняли, то может позволите все же наконец избавить Вас от столь спорного украшения?



Тяжело дыша девушка убрала меч в ножны и рухнула на колени, закрывая лицо руками. Еще с утра все казалось ей таким непонятным и неожиданно сложным. Но сейчас... сейчас все запуталось так, что те проблемы показались ей детскими шалостями.

Страж Опакум, притворившийся демоном и желавший ее убить, странный сонник Артис, который проник в ее сон, когда она была в защищенных стенах Академии, непонятный юноша, назвавшийся каким-то Вейном, на самом деле командующий Демоном Лацеро, которым как всегда считалось в Академии, управляет сам Ларва, а значит служитель Темных Сил, но при этом спасший ей жизнь, а еще и этот детеныш апостат, все так же слабо поскуливающий и смотрящий на нее из-за камня полными боли глазами.

— Ей, откуда начиналась боль? — чья-то рука тронула ее за плечо, пытаясь вернуть в реальность.

— С затылка, — сквозь накатывающие слезы, все так же не отнимая ладоней от лица, выдавила из себя Сорано, — Снизу... от затылка.

Чьи-то холодные пальцы скользнули ей под волосы и стали прощупывать указанное девушкой место.

Наконец, явно найдя искомый предмет, Вейн с удовлетворением хмыкнул и извлек его на свободу.

— А вот и та штука что чуть на самом деле не убила тебя, Стражница Вентус. Тот то поддельный демон никакой особой силой не обладал, в общем-то, — на открытой ладони он протянул ей маленькую заколку, размером с бусинку, — Кто-то прикрепил ее тебе совсем недавно. Эй!, — он помахал рукой перед ее невидящими глазами, — Кто прикасался к твоей голове сегодня или вчера?



Веки девушки испуганно дрогнули. Ответ на этот простой вопрос пронзил ее насквозь, вновь лишив возможности дышать...




Продолжение Следует...

@темы: kami no senso

URL
Комментарии
2011-01-18 в 07:17 

Чувство Алмаза
Когда плохо, всегда начинаешь вспоминать, слушать не ту музыку. Думая "ну давай же, добей меня, добей".
Здорово, читалось на одном дыхании:hlop::vo:

2011-01-18 в 12:26 

Deus Alatus
Противоречий не бывает. Реальность не может противоречить сама себе. Если противоречие наблюдается, значит, какая-то часть реальности не является тем, чем кажется.
Miraks Nigth, Спасибо большое!
Писалось так же )

URL
2011-01-19 в 18:25 

Ar]{ti]{A
Мастер... Будьте добры... Объясните аборигенам... За что я Вас так безмерно уважаю!
Как же меня удивили апостат. :hmm: Вот уж чего вообще не ожидала. Нет, можно было предположить, что они там бывшие "обычные живые существа", проклятые богами или из каких-нибудь погибших миров, но не более. Как говориться "умерла так умерла!". А тут и с ними теперь проблемы. Вейн, Артис - лапы. Обаятельны до безумия. :ura:
Чьи-то холодные пальцы скользнули ей под волосы и стали прощупывать указанное девушкой место. не пойму к чему здесь чьи-то холодные пальцы. вроде бы не так уж много и вариантов возможно. а точнее вообще один. Артис-то далеко от нее. :hmm:
Хочется продолжения. :)

2011-01-19 в 18:57 

Deus Alatus
Противоречий не бывает. Реальность не может противоречить сама себе. Если противоречие наблюдается, значит, какая-то часть реальности не является тем, чем кажется.
Ar]{ti]{A, ну про чьи-то это чтобы дополнительно подчеркнуть что Сорано была уже в легкой отключке от реальности. Ей в принципе было все равно кто там и что с ней делал :)

Рада что про апостат удивило :))) надеюсь и дальше еще получится во многом удивить :)

URL
2011-01-19 в 19:08 

Ar]{ti]{A
Мастер... Будьте добры... Объясните аборигенам... За что я Вас так безмерно уважаю!
надеюсь и дальше еще получится во многом удивить
Хех, даже не сомневаюсь, что сюрпризов еще масса впереди :laugh:

2011-01-21 в 13:27 

Tanaimi
Вам нравится быть любимым. Мне же нравится: просто быть (Дж. Фаулз)
А тот тот Лацеро, который служит мне и которым ты тут как бы не заметили повтор)
чудно, продолжение классное, Вейн и Артис суперские)))

2011-01-21 в 13:32 

Deus Alatus
Противоречий не бывает. Реальность не может противоречить сама себе. Если противоречие наблюдается, значит, какая-то часть реальности не является тем, чем кажется.
Tanaimi, ага. как-то ускользнул он мимо меня )

Спасибо ) Мне они тоже нравятся )

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

«Kami no Senso — Война Богов». Серия фентези-рассказов.

главная